кризис капитализма
Печать
03
Ноя

Владимир Бортко: «Настоящий коммунист должен быть с айфоном и на BMW»

Автор: www.nr2.ru on 03 Ноября 2011.

Жители РФ будут жить при коммунизме, но уже с айфонами и BMW.

Известный режиссер, автор фильма «Тарас Бульба» Владимир Бортко утверждает, что «коммунист вовсе не должен ходить в сапогах и пить самогон, – нет такого у

Карла Маркса».

 


Накануне Бортко дал развернутое интервью ресурсу OPENSPACE.RU, в котором признался в симпатиях к националисту Бульбе, сообщил, что «еврейский вопрос» разрешен, а сторонники Новодворской в ближайшее время придут стройными колоннами записываться в КПРФ.

 

«Новый Регион» приводит текст интервью полностью.

Корр.: Владимир Владимирович, вот вы как считаете, русский Гоголь писатель или все-таки украинский?

Владимир Бортко: Поскольку это одна и та же нация, нет никакого разделения на великорусский и малоросский народы, на русских и украинцев. Это мое личное мнение – и мнение Николая Васильевича Гоголя, о чем он, в частности, писал в повести «Тарас Бульба».

«Где такие огни и такая сила, которая пересилит русскую силу!» Это сказал не я, а Гоголь, который владел вопросом, как сейчас бухгалтеры говорят. На территории Украины уже было несколько государств – сто лет существовало Великое Княжество Литовское, а потом Речь Посполитая еще сто лет. Тем не менее жил там все это время один и тот же народ, продолжающий жить там и по сей день. Поэтому всякая проблема с Украиной, по сути, надумана. Более того, даже говорить, какие украинцы хорошие, – уже значит подчеркивать то, чего не существует: разницу между народами.

Я наполовину оттуда, наполовину отсюда и могу вам подтвердить лично. Хотя мое мнение расходится с точкой зрения Ющенко и элиты, которой выгодно существовать отдельно. Когда я приезжаю в Киев, где я прожил почти тридцать лет, у меня такое впечатление, знаете, что понаехали все. Кто такие, откуда взялись? Я жил в Киеве с года до двадцати девяти, и на этих людей мне смотреть достаточно странно. Я говорю по-русски, все мои друзья всю жизнь говорили по-русски, девушки наши говорили по-русски. Акцент – да, но акцент и в Ростове, и в Вологде. Вот моя точка зрения по национальному вопросу.

Корр.: Произведение Гоголя националистское…

В.Б.: Неполиткоррэктное, да.

Корр.: Как вы решили проблемы с антипольскими и антиеврейскими настроениями гоголевских персонажей?

В.Б.: Ну, с поляками просто. Какая разница, чей дедушка с кем воевал? Сейчас бы не дрались. Вы спокойно пережили фильм «Огнем и мечом»? И я спокойно. И поляки, которые у меня снимались, тоже спокойно эти съемки пережили. Что же касается евреев, то это серьезный вопрос, наиболее болезненный. Я не выкидывал ни одного слова из тех, что написал Николай Васильевич Гоголь. Все это произносится вслух. Но поскольку Тарас Бульба и Янкель в конце подружились… В общем, еврейский вопрос я разрешил. Никто не смог, а я разрешил.

Корр.: Это при том, что главный ваш герой казак-националист.

В.Б.: Он совсем не националист, дорогая моя. Про что этот «Тарас Бульба»? Все почему-то считают: у Тараса был сын Андрий, он полюбил полячку, папа его за это убил. Все не так, он убил его не за то, что он полюбил полячку. Бульба является частью угнетенного народа, и он исповедует идею его защиты. Все остальное его мало волнует и интересует. Он – цельная личность, воспринимающая все с этой точки зрения. Существует классическая сцена приезда сыновей на хутор, которая обычно трактуется в водевильном малороссийском ключе: пьяный папа вертит сыновей туда-сюда, еще и драться потом начинает. Но поскольку я лучший читатель в России точно, а может, даже и в Европе, то я хочу сказать: а почему он это делает? Если он нормальный человек. Думайте сами. Нет, вы подумайте, интересно, додумаетесь или нет?

Корр.: Ну, он хочет видеть в своих сыновьях…

В.Б.: Да их не было долго, они учились в польском городе Киеве. Кто они, не изменились ли, могут ли они продолжать его дело? Вся эта шутливая драка – это проверка. И он видит в своем старшем сыне то, чего ожидает. Надо полагать, что второй такой же. Но нет – второй не такой же, он первый диссидент.

Корр.: И вы не сочувствуете первому диссиденту?

В.Б.: Чего ему сочувствовать? Это просто два разных пути – один славянофил, другой западник. Знаете, мало людей умеют читать книжки, запишите, пожалуйста, – очень мало, кто умеет читать книги, но, слава Богу, читают вообще мало. А когда читают книгу, то пропускают половину обычно. У Гоголя как было? Андрий попадает в осажденный город. А куда? В костел. В это время, пишет великий русский писатель, взошло солнце. И его лучи проникали сквозь цветные витражи, окрашивая все каким-то невероятным светом. И вдруг заиграл орган, которого он никогда не слышал. И он стоял, открыв рот, пока татарка не потащила его к его любимой. То есть какое впечатление это на него произвело, понятно, да? Для него панночка – это выражение того самого Запада, к которому он уже склонился. Любое сомнение – уже предполагаемая измена. Почему папа его меньше любит? Не потому, что он дерется плохо, а потому, что чувствует в нем сомнение. А старший нет, старший наш. Андрий же какой-то прямо последователь Новодворской.

Корр.: Вы на стороне славянофилов?

В.Б.: Я ни на какой стороне.

Корр.: Нет, лично вы, вот ваша точка зрения, ваша идеология.

В.Б.: А я, разумеется, полностью на стороне Тараса Сильвестрыча Бульбы и его старшего сына. Есть вещи, где толерантность неуместна. Например, прохожу я мимо подворотни, а там вас, Мурочка, извините, насилуют. Если я толерантен, я понимаю, что человеку захотелось женского тела – ну, надо ему, можно понять, пускай дальше делает свое дело. Но уместна ли здесь толерантность? По-моему, его надо просто убить. Вот это – то же самое. Тарас Бульба испытывает примерно те же самые чувства. Он не может Андрия не убить.

Корр.: То есть вы выбираете долг в борьбе между долгом и чувством?

В.Б.: Конечно, естественно, да. И хочу, чтобы все, посмотрев кино, наплевали на Новодворскую и Ковалева и пошли дружными рядами записываться в КПРФ.

Корр.: Мы к этому еще вернемся, а пока сконцентрируемся на вашем методе воспитания детей.

В.Б.: Для Тараса это уже не ребенок, это предатель. Родина превыше всего – это сказал не я, это сказал Уолт Уитмен, великий американский поэт. Младший сын Тараса – он же убивал своих, понятно, да, что он сделал? Наш фильм – это героическая драма, но по сути «Тарас Бульба» – это эпос…

Корр.: Сколько идет эпос?

В.Б.: Два часа десять минут.

Корр.: Не маловато для эпоса? Почему не три с половиной?

В.Б.: Нет, это ужасно, я же добрый человек. У меня есть один режиссер знакомый, вы его тоже знаете, он запирает зал снаружи и показывает свое кино. Я не такой. Так вот, «Тарас Бульба» – это эпос. Там везде преувеличения. Знаете, сколько времени занимает действие повести? 150 лет проходит с момента приезда сыновей на хутор и до смерти Тараса. У Гоголя вначале сказано «XV век», а заканчивается все конкретной битвой, дата которой установлена. Или вот еще – «Тарас вскочил на коня, и конь присел под двадцатипудовой тяжестью». Это 320 килограммов. 320-килограммового человека на тележечке возить надо, ему дышать трудно. Понятно, да? Это же архетипы. И Тарас Бульба является душой своего народа. Она действует так, как надо, она может и сына убить.

Корр.: Вы хотели снять патриотическое кино, разбудить любовь к Родине в массах?

В.Б.: Понимаете, пробудить патриотизм может только мой знакомый Зюганов, он любит все время пробуждать. А задача искусства – доставлять эстетическое удовольствие. Это первая задача. Что сказал Карл Маркс? Что воспитательная функция у искусства существует, но она у него, кажется, на девятом месте. А главная функция – эстетическая. Я хотел сделать, извините, пожалуйста, хорошее кино, только и всего. Доставить вам удовольствие. «Пойдем посмотрим «Тараса Бульбу» – странное такое желание в субботний вечер, да? Но, тем не менее, я очень надеюсь на сарафанное радио.

Корр.: Вот у меня еще вопрос к вам, но боюсь вторгнуться в ваше личное пространство.

В.Б.: Вторгайтесь.

Корр.: Вы ведь член Коммунистической партии?

В.Б.: О да. Отпетый, можно сказать.

Корр.: Я не могу понять, как может быть коммунистом человек, снявший «Собачье сердце», простите.

В.Б.: А почему же нет? Во-первых, членов Коммунистической партии было очень много. Например, Пикассо. Почти все французские писатели двадцатого века. (В этот момент у Владимира Владимировича звонит айфон.)

Корр.: Член Компартии с айфоном?

В.Б.: А что такого в айфоне? У меня еще есть автомобиль BMW-семерка, машина премиум-класса.

Корр.: Мне казалось, что капиталистические радости несколько противоречат коммунистической идеологии.

В.Б.: Давайте посмотрим за окошко – как у нас с природой дело обстоит. Вы можете себе представить, что мы можем оказаться последними поколениями, живущими на Земле? Во-вторых, кризис, который сейчас разразился. Карл Маркс, тот бородатый, он что говорил? Говорил – ребята, пропадете, неизбежен крах капитализма. Вот сейчас крах капитализма мы и наблюдаем. А как пытаются бороться в Штатах – кстати, круче всех, знаете? Они там все национализируют. Нельзя воспринимать нынешнюю компартию как наследие товарища Солнцева (был такой, вы его не застали) к нему бы я не поступал. Я к Карлу Марксу поступил.

Корр.: То есть нынешняя КПРФ не наследница КПСС?

В.Б.: Не все так плохо с КПСС. Когда появилась КПСС, 80% населения было неграмотным. Через 30 лет был запущен спутник. Это так. Лучшее в мире образование, я кое-что знаю о нем. Много очень хороших вещей, много, конечно, идиотизма, но самое главное, что произошла большая ошибка, но это уже не наше интервью, это отдельная тема. Вкратце: большевики ушли от марксизма и наделали ошибок. Просто в начале каждого дела должен стоять еврей. Они ушли от еврея – и пропали.

Корр.: Извините, я все-таки насчет айфона не поняла.

В.Б.: Кто сказал, что коммунист должен ходить в сапогах и пить самогон? «Где написано у Карла Маркса, что второй дом по Обуховскому переулку нужно забить досками и ходить вокруг через черный ход? Нет такого у Карла Маркса». Я сейчас процитировал «Собачье сердце». У Маркса была идея, а идеи – они такие. Вот распяли одного – у него была классная идея, но после этого за нее сожгли такое количество народу, что ужас просто, даже Сталин столько не понаделал. Что ж, отменить церковь теперь? Нет. И к этой идее мы вернемся рано или поздно, вот уже начали возвращаться – Обаму избрали, и процесс пошел.

Корр.: Там, где Обама, нет банок с березовым соком и очередей.

В.Б.:Тут путаница небольшая. Неудачная попытка не есть плохая идея. 60 лет коммунизма у нас – смешно по сравнению с шестью тысячью годами существования цивилизации. Попробуем еще раз – и говорю вам, будем жить при коммунизме, но уже с айфонами и с BMW.

http://www.nr2.ru/moskow/227543.html

Читайте еще

Контактная информация

Использование и цитирование материалов с сайта разрешено с указанием гиперссылки на сайт http://stepankiskin.info/

Уважаемые посетители нашего сайта, если у вас есть вопросы и предложения, просьба присылать их на наш электронный ящик: katotik_d@mail.ru с пометкой ВОПРОСЫ и ПРЕДЛОЖЕНИЯ.